Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Представление о сосне как о Мировом Древе

С древних времен у германских, финно-угорских, славянских племен вечнозеленые деревья и кустарники были символами бессмертия.

Они считались растениями, хранящими сакральную жизненную силу и имели культовое значение. К ним подносили молоко, шерсть, сало, деньги. Финно-угорские колдуны перед смертью исповедовались выкопанной в лесу ели.

Представление о сосне как о Мировом Древе можно встретить в русских, украинских и белорусских песнях. Например, см. нижегородскую колядку: «Ой, каледка, каледница, Стоит в бору сосна, / Стоит в бору красна, / Нету ее выше, нету ее краше. / По корень той сосны / Горностаи норы, / Посередь той сосны ремезовы гнезды, / А поверх той сосны / Белояры пчелы».

Вечнозеленые деревья использовались и во время возведения дома, которое, как известно, воспринималось как строительство мира. Например, в переднем углу сруба ставили вырванную с корнем елочку либо маленький кедр; еловые ветви клали под все четыре угла сруба. Дом = вселенная, хвойное дерево = Мировое Древо.

Поскольку Мировое Древо проникает во все миры, вечнозеленые деревья мыслились как медиаторы, связанные с миром живых и миром мертвых. Поэтому не последнее место они заняли в погребальной обрядности. Например, печерские староверы ассоциировали хвойный лес с иным миром; ельник или бор выбирали для размещения кладбища. Из еловых и сосновых досок делали гробы, их же украшали хвойными ветвями. В погребениях Северной Карелии иногда находили еловую кору: ею усыпали тело усопшего. В вепской погребальной обрядности известен обычай изготовления носилок из еловых жердей. На них покойника несли до места захоронения, а после погребения оставляли в качестве надмогильного сооружения. Известен обычай устилать хвойными ветвями пол помещения, где прощаются с покойником, усыпать дорогу к кладбищу (и перед, и за гробом) еловыми, сосновыми, реже — пихтовыми или можжевеловыми ветвями. Считалось, что эти действия не дадут покойнику вернуться назад.

В то же время верили, что в выросшем на месте захоронения дереве обитает душа покойника. Бытовал запрет на вырубку таких деревьев. Считалось, что если ударить топором по их стволу, потечет кровь.

Хтоническая сторона хвойных отражена и в их связи с лешим. Для того, чтобы его вызвать, садились на сосновый пень и трижды аукали; во время заключения договора с хозяином леса тупым топором рубили толстую сосну. Сам леший мог обитать в хвойном дереве, пне или превращаться в них.

Появилось наважденье

...........................

На равнинах бога смерти,

И с вершин рудой богатых,

С многошумной серой ели

И с сосны, шумящей сильно,

Из дуплистых старых сосен,

Из гнилого леса елей (Калевала, Руна 17).

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author