Oleg А. Chagin (olegchagin) wrote,
Oleg А. Chagin
olegchagin

Categories:

Стушевался

«В литературе нашей есть одно слово: "стушеваться", всеми употребляемое, хоть и не вчера родившееся, но довольно недавнее, не более трех десятков лет существующее; при Пушкине оно совсем не было известно и не употреблялось никем.

Теперь же его можно найти у литераторов, у беллетристов, во всех смыслах, с самого шутливого и до серьезнейшего, но можно найти и в научных трактатах, в диссертациях, в философских книгах; мало того, можно найти в деловых департаментских бумагах, в рапортах, в отчетах, в приказах даже; всем оно известно, все его понимают, все употребляют. И однако, во всей России есть один только человек, который знает точное происхождение этого слова, время его изобретения и появления в литературе. Этот человек — я, потому что ввел и употребил это слово в литературе в первый раз — я. Появилось это слово в печати, в первый раз, 1 января 1846 года в "Отечественных записках" в повести моей "Двойник, приключения господина Голядкина"», — писал Ф. М. Достоевский в «Дневнике писателя» в 1877 году.

Свидетельство это толкуется, кажется, всеми, в том числе словарями русского языка, в том смысле, что глагол «стушеваться» есть авторский неологизм Достоевского. Между тем для этого нет никаких оснований. Чуть ниже в той же статье сам Достоевский упоминает, что словечко было в ходу у курсантов Главного инженерного училища, в котором он получал образование в 1838–1843 годах.

Более того, мы достоверно — благодаря Национальному корпусу русского языка — знаем, что как минимум за 20 лет до этого «стушеваться» в том же значении употреблял Александр Васильевич Никитенко, известный историк литературы и цензор: «Но я знаю его, знаю, что он честолюбив, а честолюбие, сопровождаемое успехом, с каждым шагом вперед умаляет в глазах честолюбца предметы, остающиеся у него позади, и так до тех пор, пока они совсем стушуются, и он уже не видит больше ничего, кроме самого себя» («Дневник», 1826).

Достоевский, разумеется, не обязан был быть в курсе этого, поскольку искать слова в Национальном корпусе не умел, а никитенковский «Дневник» начал публиковаться лишь с 1889 года; однако сам по себе такой факт — сильное свидетельство в пользу того, что глагол «стушеваться» не был жаргонным словечком чертежников, а имел гораздо более широкое распространение в разговорной речи первой половины XIX века.

Даже в том, что касается собственно введения «стушеваться» в литературу и его последующей популяризации, заслуга Достоевского представляется не вполне очевидной.

Сам писатель обрисовывает дело так: опубликовав в 1846 году «Двойника», он через три года был осужден в каторгу, а выйдя в 1854 году из острога в Сибири, обнаружил свое слово повсеместно в печатных изданиях.

Google Books Ngram Viewer демонстрирует нам иную картину: резкий рост популярности «стушеваться» начинается в 1860-е годы и, уж конечно, он никак не может быть связан с раздавленной критикой и забытой всеми почти сразу же после выхода ученической повестью Достоевского.

Кажется, с гораздо бОльшим основанием можно отдать эти лавры А. Ф. Писемскому, который дважды употребил «стушеваться» в своем романе «Тысяча душ», опубликованном в «Отечественных записках» в 1858 году и вызвавшем широчайший общественный резонанс.

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author