Мои твиты

Collapse )

Апрельские тезисы – регионы, научная среда и НОЦ

Недавно завершилась проходившая с 9 по 12 апреля юбилейная XX Апрельская международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества Высшей школы экономики.

Самое интересное (на свой вкус) собрала Екатерина Мищенко в обзорной статье на Индикаторе.

Из всего многообразия сюжетом нас больше всего заинтересовало исследование «Комплексное исследование региональной среды, содействующей развитию научной деятельности», проведенное в Тверском государственном университете. Это еще один подход к ранжированию регионов России – на этот раз по научному направлению. Данные в расчетах использованы по состоянию на начало или максимум середину 2018 года.

Это представляется особенно интересным – ведь как раз с этого момента началась гонка за НОЦ. Кроме того, получившийся рейтинг интересно сравнить с выводами, сделанными авторами Стратегии пространственного развития.

Важно отметить, впрямую сравнивать два рейтинга не слишком корректно - авторы из ТверГУ оценивали регионы целиком и по научной среде а Стратегии – города по научно-образовательной. Впрочем – это еще один повод задуматься о пространственном развитии связи науки с образованием. При этом перечень из СПР будем воспринимать скорее как список.

В первой 21 позиции оба перечня практически совпадают друг с другом. Есть три примечательных исключения – по научной среде упомянуты Белгородская область (7 место), республика Мордовия (12) и республика Саха (Якутия) (15). Эти три региона были проигнорирована авторами СПР – и как выяснилось, зря. Поскольку именно Белгород получил по прямому поручению президента один из НОЦ в первой волне. Это, впрочем, не означает, что та же судьба постигнет Саранск или Якутск (скорее всего, нет).

Впрочем, Пермский край (18) и присоединивший к тройке Нижний Новгород (6) там присутствуют. Кстати говоря, вчерашняя встреча президента с выпускниками второй волны программы развития управленческого кадрового резерва приоткрыла завесу тайны над еще одним обстоятельством (кроме влиятельности нижегородской группы академиков во главе с президентом РАН Сергеевым), как у Нижнего Новгорода это удалось – создание там научного центра было одной из задач регионального цикла подготовки, в котором слушатели командами работали под началом назначенцев предыдущих волн.

Результаты позволяют сделать выводы о том – что в значительной степени у лидеров есть корреляция между потенциалом центра и области, а также – что у авторов СПР явно были какие-то собственные соображения, по которым Белгород выпал из перечня (возможно, вследствие того, что АПК и биотехнологии как раз рассредоточены по области).

Ключевых отличий между выводами авторов ТверГУ и СПР: Краснодарский край (38), Ростовская область (48) и Саратовская область (57) провалились в региональном рейтинге скорее всего в силу двух обстоятельств – избыточной концентрации мощностей в столице субъекта, а также значительном населении (это занизило некоторые параметры в рейтинге научной среды).

Интересен кейс Тюменской области – она в списке пионеров НОЦ и перечене СПР, но лишь на 28 месте в рейтинге региональной научной среды. И тут мы должны обратить внимание на то, что созданный на координационной площадке Тюменского госуниверситета НОЦ является межрегиональным и объединяет потенциал не только области, но Хантов (33) и Ямала (37). Здесь возникают сюжеты о синергии при межрегиональном взаимодействии, в частности, выступление Екатерины Кадочниковой из КФУ о бета-конвергенции с Апрельской конференции.

Основной вывод заключается в том, что наука является основной инноваций и технологического развития – это видно по корреляциям рейтинга научно среды с другими (что приведено в исследовании). А более практический момент – НОЦ должен способствовать большей интеграции: центра и области, регионов друг с другом, субъекта в общероссийскую и далее – международную инновационную экономическую систему.

https://t.me/scienpolicy/3657

Harmonia Macrocosmica

Harmonia Macrocosmica - коллекция выдающихся работ известного немецкого математика и астролога Андреаса Целлариуса (1596-1665) отсылает нас к Золотому Веку небесной картографии. В средние века картография была одной из ключевых наук. Сами же карты были настолько ценны, что издавались в самом роскошном виде и были одним из самых недосягаемых предметов роскоши.

Проблемы изучения севернорусских говоров в иноязычном окружении

Исследователи отмечают, что иноязычное окружение переселенческих островных говоров способствует, с одной стороны, обособлению и сохранению своеобразия определенного диалекта, с другой- взаимопроникновению элементов контактирующих языков и диалектов.

Collapse )

«Послание к сибирской братии»

«Якоже прияхом, креститися и благословляти, в деснице слагая пять перстов: великий и мизинец со средним сложити концы вкупе, - являют триипостасное Божество Отца и Сына и Святаго Духа; указательный же и великосредний – и един мало наклонити – являют смотрение Христово, Божество и человечество; таже на главу возложити – являет: ум нерожденный Отец роди Сына прежде век вечных; таже на пуп положити – являет сошествие Его во утробу девичу; таже на десное плече, - являет вознесение, и со Отцем седение, и праведных одесную стояние; таже положите на левое плечо – являет грешных осуждение и вечное мучение; посем поклонитися на землю – являет Адамово падение; таже восклонитися – являет паки восстание Христовым смотрением, сиречь вочеловечением и воскресением.

Collapse )

Ревнители древнего благочестия

Преемственность культурной традиции обуславливает сохранение мировоззрения, на основе которого эта традиция формируется, так как внешние проявленияцерковной культуры (обряды, священные предметы и др.

Collapse )

Дилеммы оценки

На заседании научного совета при Совете безопасности президент РАН Сергеев не только высказывал предложения по улучшению системы управления научно-технологическим комплексом, но также сделал ряд заявлений по механизмам оценки научных исследований.

На их примере (а высказаны они были в соответствии с форматом – кратко и емко) можно рассмотреть ключевые дилеммы в этой области.

Между наукометрией и экспертизой

«[Необходимо] подтянуть фундаментальную науку с тем, чтобы стимулировать создание знаний, которые могли бы в ближайшей перспективе перейти в технологии. Для этого необходимо существенным образом изменить систему оценки результативности фундаментальных исследований, перейти в основном к экспертной оценке. И в качестве основного параметра учитывать то, в каком объеме достижения, которые нам дает фундаментальная наука, пришли в производство», - сказал Сергеев на заседании научного совета при Совете безопасности РФ.

Он напомнил, что основным показателем эффективности научной работы сейчас является количество публикаций. "Принятие числа публикаций в качестве основного параметра выполнения госзаданий привело в последние годы к резкому нарастанию объемов "мусорных" статей и имитации подъема научной результативности", - подчеркнул президент РАН.

Александр Михайлович вслед за очень многими продолжает настаивать на переходе преимущественно к экспертным формам оценки. Однако, недавняя пробуксовка самой РАН по экспертизе госзадания показала – сейчас в стране нет возможностей организации глубокой и профессиональной экспертизы по всему массиву научных работ.

Да, укрупнение тем, которое активно продвигает Минобрнауки и с которым более-менее согласна (пусть и несколько вынужденно) Академия, поможет более детальному изучению хода и результатов работ.

Но никто до сих пор так и не предложил внятной системы массовой экспертизы – а то, что сейчас реализует РАН в значительной степени автоматизировано и формализовано.

Помощник президента Андрей Фурсенко и президент Курчатовского института Михаил Ковальчук чуть не в один голос на последнем заседании Совета по науке и образованию восклицали – так предложите же альтернативу наукометрии. Её просто нет.

Конечно, нужен более тонкий баланс между количественной и качественной оценкой, однако, наукометрия все равно будет превалировать. Не в последнюю очередь – благодаря дешевизне. Бесплатную экспертизу получить весьма сложно (не та пока у нас научная культура), а платная съест много денег и даст примерно те же результаты, что и наукометрия. Да, будут какие-то расхождения, но не столь существенные, как кажется многим.

Перевести же оценку фундаментальной науки от статей к внедрению (а это - патенты) не так просто. Впрямую - невозможно, а в рамках комплекнсных научно-технических программ и проектов будет реализовано через комплексные планы научных исследований с отчетностью все же именно по публикациям.

Очевидным решением является комбинация количественных и качественных методов. Первые должны быть реализованы преимущественно на базовых уровнях оценки – подтем, небольших коллективов, отдельных исследователей. Экспертные оценки - не только и не столько силами РАН, сколько благодаря участию ведущих специалистов из вузов и научных институтов, а также ведущих зарубежных ученых – стоит подключать на макроуровне укрупненных тем, комплексных научно-технических программ и проектов. Собственно говоря, «советская» система управления и принятия решений во многом является инструментом реализации именно высококачественной экспертизы.

Квартили и качество

Александр Сергеев пояснил, что в международных базах данных все журналы подразделяются по качеству публикаций и уровню цитируемости на четыре специальных категории (квартиль). "Если посмотреть публикации российских ученых за 2013-2017 года, то в первом, наиболее важном квартиле, Россия занимает 15-е место, всего 26,8% российских публикаций входит в этот квартиль <...> США - 60%, Китай - 43%. Четвертый квартиль - здесь, наоборот, наши публикации на первом месте", - сказал он.

"По проценту "мусорных" публикаций наша страна, к сожалению, лидирует в списке стран - основных производителей научных публикаций. Из 356 российских научных журналов только три входят в первый квартиль. Всего же индексируется около 13 тыс. изданий <...> Российская научная периодика практически исчезла из перечня значимых научных изданий", - сказал президент РАН.

Проблема мусоризации публикационного пространства стоит весьма остро. Однако, она решается – и на уровне вузов (вспомним «белые списки» в некоторых из них), и в рамках работы операторов международных баз данных (усилия по самоочистке и исключению недоброкачественных журнальных образований), и в рамках общественной работы (тот же журнальный проект Диссернета, пусть и со всеми его недостатками).

С другой стороны, как быстро пришел аппетит во время еды – уже журналы третьего-четвертого квартиля стали якобы не такими качественными. Напомним, что в двух ведущих международных БД – Scopus и Web of Science есть достаточно жесткая (во втором случае – намного более жесткая, чем в первом) система отбора журналов. Если издание в принципе попало в индексы, тем более получило квартиль (а следовательно – импакт-фактор) – это означает, что оно неплохого уровня.

Наполнение низших квартилей – нормальная практика в эпоху экспансии и журналов, и статей на международный уровень. Важнее посмотреть на динамику, оценить стратегии развития журналов, дать им нужную консультационную и финансовую поддержку.

Также стоит отметить усилия многих вузов по обучению своих сотрудников навыкам академического письма и приемам коммуникации с редакциями журналов.

В центре внимания критических замечаний президента РАН Сергеева сам принцип «publish or perish» - «публикуйся или исчезни» - и здесь нельзя не отметить, что в своих абсолютизированных проявлениях он представляет серьезную угрозу для науки. Как и неадекватное раздувание количественных показателей – это приводит к мелкотемью, дроблению идей и «скатыванию» по квартилям вниз.

Но при этом нужно понимать – количественные требования и их повышение базируются на следующих обстоятельствах:
1. Неиспользованном ранее потенциале более эффективной работы (до активного ввода наукометрии научные сотрудники объективно публиковались меньше, чем могли бы);
2. Увеличения количества научных сотрудников – что предусмотрено нацпроектом в рамках привлечения и удержания молодежи, открытия новых лабораторий, сетей научных и научно-образовательных центров мирового уровня и т.п.
3. Расширения финансирования науки, которое объективно произошло за последние годы.
4. Развитие публикационной инфраструктуры – поддержка отечественных журналов и вузов в их программах развития академического письма, стимулирующие выплаты и т.п.

Итог. В любых дебатах о способах оценки всегда нужно оценивать – есть ли реальная альтернатива. Ведь плохо работающий механизм лучше, чем никакого – поскольку без него вообще станет невозможным адекватное распределение средств, концентрация усилий и развитие науки.

https://t.me/scienpolicy/3634
https://t.me/scienpolicy/3633