Previous Entry Share Next Entry
Мирись, мирись, мирись И больше не дерись!
olegchagin

Коммуникативные традиции детской субкультуры:

«В младшем школьном возрасте проблема самоактуализации – это проблема того, в каком образе и в каких поступках наиболее безопасно и эффективно можно явить себя людям в качестве активного участника социальных ситуаций.

Наиболее слабыми и уязвимыми сторонами личности ребенка в этот период является его коммуникативная неопытность, застенчивость, неумение одномоментно учитывать несколько ситуативных факторов, недостаточная психическая регуляция, не позволяющая параллельно осуществлять два процесса – справляться со своими эмоциями и разумно просчитывать свои действия и слова.

Главная особенность детского традиционного подхода состоит в том, чтобы перенести коммуникативные открытия, накопленные в эпоху самостоятельного освоения принципов групповой игры с правилами (пять – семь лет), на бытовые ситуации общения в младшем школьном возрасте. Детская субкультура выделяет определенный набор «трудных», но регулярно воспроизводящих коммуникативных ситуаций, для которых она разрабатывает устойчивые, стереотипные стратегии «правильного» поведения, обеспеченные соответствующими словесными клише. Предполагается, что эти стратегии известны всем членам детского сообщества – представителям детской субкультуры. Например, если, рассорившись по пустякам, вы хотите помириться с приятелем, то надо подойти к нему при третьем свидетеле, сцепиться с противником мизинцами и, покачивая соединенными руками, пропеть:

Мирись, мирись, мирись

И больше не дерись!

А если будешь драться,

То я буду кусаться.

А кусаться нам нельзя,

Потому что мы - друзья!

Ребром ладони свидетель должен «разбить» сцепление мизинцев, и с этого момента считается, воцарился мир.

Таким образом, проблемные ситуации детских взаимоотношений ритуализируются, им придается полуигровой статус ситуаций, решаемых по правилам, которые общеприняты. Это позволяет каждому участнику не тратить силы на индивидуальный поиск решений типовых коммуникативных задач, а использовать традиционные стратегии и словесные формулы, которые надо просто знать. Поэтому дети младшего школьного возраста обычно ориентированы на то, чтобы наблюдать и запоминать традиционные приемы поведения в «трудных» ситуациях, что лет до девяти – десяти считается безусловно эффективным.

Описанный подход является основополагающим для детской субкультуры и реализуется в различных формах. Его суть состоит в том, что психологически незрелой и социально неопытной личности, предлагается воспользоваться общеупотребительными способами осуществления своих социально-психологических нужд, опираясь на предлагаемые «культурные костыли» до тех пор, пока личность не найдет в себе силы для индивидуально-творческого решения стоящих перед ней задач, что обычно происходит по мере приближения к подростковому возрасту. Но на это возраст (двенадцать – тринадцать лет) приходиться и закат детской субкультуры, которая уже выполнила свои функции.

Следующая особенность детской традиции, вытекающая из предыдущей, состоит в том, что в ситуациях, когда ребенку страшно действовать «от себя», ему предлагается принять полуигровую коммуникативную роль и спрятаться за общепринятыми детскими словесными клише.

Например, когда ребенок видит, что приятель ест что-то вкусное, чего много, и хочет, чтобы с ним поделились, то открыто просить кусочек может быть стыдно и неловко. Гораздо легче сказать известную словесную формулу, которая меньше обязывает и позволяет прикрыть себя ею как щитом: «сорок восемь – половинку просим!» (Обратим внимание на множественную форму глагола: не я прошу, а «мы» просим, ведь обычно так «все говорят».) Если партнер делиться не хочет, то также может прикрыться общепринятой формулой отказа, несколько снимающей личную ответственность: «Сорок один – ем один!» или «Сорок один – я не магазин!».

«Тварь ли я дрожащая или право имею?» - эта тема, по-юношески заявленная Раскольниковым в «Преступлении и наказании» Ф. Достоевского, чрезвычайно интересно представлена в детской субкультуре. Свои индивидуально-личностные права ребенок начинает исследовать, осознавать и отстаивать только в подростковом возрасте. Однако до этой поры детская традиция безусловно наделяет его правами социального человека как представителя детского мира, где каждый вправе опереться на одинаковые для всех нормы и правила поведения, а также получить к общим для всех ресурсами. В целом можно сказать, что по своему духу детская субкультура основана на общинных принципах и конвенциональной морали и не склонна поддерживать индивидуалистическое, а тем более экстремальное поведение.

При этом в детской субкультуре существует множество механизмов, при помощи которых детское сообщество позволяет каждому участнику в разнообразных формах пережить свою персональную значимость, экзистенциональную представленность и влиятельность в социальном пространстве группы. Такое утверждение ценности каждого члена общины реализуется в характерном для детской традиции феномене сменного лидерства.

В простейших формах это можно наблюдать в хороводных играх дошкольников типа «Каравай, каравай, кого хочешь – выбирай!», где в центр круга по очереди выходит каждый. Все обращают на него внимание, о нем поют, его хвалят и предоставляют ему право сделать выбор, в результате которого в центре событий оказывается следующий участник.

В традициях детей семи – двенадцати лет ситуации, когда один является главным действующим лицом, а другие наблюдают за ним или слушают его, затем меняясь с ним ролями, встречаются в большом разнообразии. Именно так всегда происходит в процессе группового рассказывания страшных историй, когда каждому желающему представляется слово и он упивается своей ситуативной властью над эмоциями слушателей.

На принципе сменного лидерства обычно построены шалости по телефону, когда группа по очереди вдохновляет кого-то одного взять трубку, позвонить по случайному номеру и сказать человеку на другом конце провода: «Это зоосад? Нет? А почему я слышу голос мартышки?», - или что-нибудь подобное.

Этот принцип всегда лежит в основании любых испытаний храбрости, когда вся компания наблюдает за одним, решившимся у них на глазах совершить сложное и опасное действие, от которого будет зависит его признание и статус в группе...

Статья М. Осориной в «Психологической газете»:

https://psy.su/feed/2177/?utm_source=fb&utm_medium=social&utm_campaign=1 #ПсихологическаяГазета #детскаяпсихология


?

Log in

No account? Create an account