Previous Entry Share Next Entry
ДЕМИФОЛОГИЗАЦИЯ САКРАЛЬНЫХ ТАЙН ГОСТА
olegchagin
Так выглядит чертеж будущего слесарного изделия

Ознакомившись с чертежами, Мастер (слесарь, портной, сапожник) понимает — ясно и однозначно — какими характеристиками должно обладать Изделие, чтобы оно устроило Заказчика. Чтобы ему захотелось оплатить труд Мастера по его изготовлению. В этой ситуации обе стороны производственных отношений — и Мастер, и Заказчик, располагая Изделием, смогут, в случае необходимости, определить: что не так и где причины брака — в порочности модели, погрешностях чертежа или в рукожопости производителя?
А как выглядит «чертеж» антропоморфного «изделия», выпускаемого корпорацией «Начальная школа» министерства просвещения РФ? Какова модель итоговой дидактической компетенции учащихся российской казенной начальной школы, прошедших первые четыре круга ее ада?
В переводе на язык потерянной в перестройку советской педагогики: с какими «Знаниями-Умениями-Навыками» школьники покидают 1-ю стадию учебного процесса, переходя к последующей?
Мы узнаем об этом из документа «Федеральный образовательный стандарт начального общего образования (1-4 кл.) - утвержден приказом Минобрнауки России от 6 октября 2009 г. № 373; в ред. приказов от 26 ноября 2010 г. № 1241, от 22 сентября 2011 г. № 2357.
Ввиду монументальности и несоизмеримости подлинных размеров этого творения бюрократического ума (если не безумия), занимающего около сотни страниц (и это без сопутствующих комментариев) с масштабами публикации в ФБ, я вынужден ограничиться исключительно его избранными фрагментами по принципу: по части познаем целое.
«Чертеж» модели интеллекта ученика начальной школы.
«Федеральный образовательный стандарт начального общего образования» ставит перед казенной Начальной Школой стратегическую образовательную цель — «развитие личности обучающегося» с учетом его «индивидуальных возрастных, психологических и физиологических особенностей».
Прекрасно! С этим не поспоришь. Благая цель. Ее подряд — все 74 года существования Советской школы — декларировал минпрос СССР. И добился колоссальных успехов: ученички Советской школы легко — играючись — угробили собственное государство и добровольно — все, как один, — отправились в рабство, в том числе и духовное, к выпускникам заокеанских школ. Как тупые негры с солнечных островов Тихого океана, приносящих жерты Акулам и Медузам после неудачной рыбалки. А ведь незадолго до этого те же «дикари» открыли человечеству путь в Космос.
А теперь присмотримся повнимательнее, как министерские мудрецы собираются исполнять благородный замысел — развивать «личность обучающегося» с учетом его «индивидуальных возрастных, психологических и физиологических особенностей».
Первым делом они хотят сформировать у него «основы гражданской идентичности и мировоззрения». Что это такое, однако, не разъясняют. То ли считают тривиальным. То ли сами не поняли, что сболтнули.
Дальше декларируются в принципе правильные вещи типа: «формирования основ умения учиться и способности к организации своей деятельности», под которыми понимается:
1) «умение принимать, сохранять цели и следовать им в учебной деятельности,
2) планировать свою деятельность,
3) осуществлять ее контроль и оценку,
4) взаимодействовать с педагогом и сверстниками в учебном процессе»...
И тут возникает недоумение: о каких целях идет речь (?) и как понять достигнуты они ребенком в результате его обучения в начальной школе или не достигнуты?
Представьте себе, что задание по пошиву трусов, выданное швее, сформулировано не так, как на чертеже в начале статьи, а в стилистике «формулы» госстандарта:
«трусы должны быть удобными в носке, не стеснять шага, не натирать швами промежность, легкими на вес, прочными на разрыв, сохранять форму и цвет после стирки и глажки, иметь приятный окрас...»
Смогла бы швея по такому чертежу создать изделие, признанное и купленное покупателем? Сомневаюсь.
А что такое «планировать свою деятельность»? Ведь планировать можно с разной степенью «глубины», конкретности, детальности. Фразу: «если лбом ударить в пол, сразу выскочит глагол» при наличии известной фантазии тоже можно рассматривать, как некий план таинственной лингвистической процедуры. Так Вы детей такому планированию намерены учить, господа?
А как и что в учебной деятельности ребенка Вы намерены контролировать и оценивать? Подробнее, пожалуйста. Ведь на чертеже гайки, приведенном выше, мы встречаем всего лишь ее цифровые размеры и марку стали, а не пророчества о том, что она — гайка: «должна свободно и непринужденно, навинчиваясь на резьбу шурупа, легко двигаться вдоль его тела вплоть до самой шляпки»...
Не забыто и «духовно-нравственное развитие и воспитание», подразумевающее «принятие моральных норм, нравственных установок, национальных ценностей...». Но о самих «моральных нормах, нравственных установках, национальных ценностях» — ни гу-гу. Наверное полагается, что все это разъяснят православные попы. Не хотят лишать их «куска хлеба»? Или рассчитывают на автоматическое раскрытие смысла всей этой ахинеи из генной памяти в результате специального камлания?
Трудно сдержать слезы умиления, знакомясь с монументальным образом «личностных характеристик выпускника» или иначе — «портретом выпускника начальной школы":
- «любящий свой народ, свой край и свою Родину;
- уважающий и принимающий ценности семьи и общества;
- любознательный, активно и заинтересованно познающий мир;
- владеющий основами умения учиться, способный к организации собственной деятельности;
- готовый самостоятельно действовать и отвечать за свои поступки перед семьей и обществом;
- доброжелательный, умеющий слушать и слышать собеседника, обосновывать свою позицию, высказывать свое мнение;
- выполняющий правила здорового и безопасного для себя и окружающих образа жизни»
Сдуру стал искать в тексте чертежи, содержащие цифровое выражение воплощенных признаков «любви к своему народу и Родине», «уважения семьи и принятия ценностей общества», перечислений конкретных «умений учиться», «любознательности»... И не нашел. Почему-то!
И вдруг задумался про «любознательность»: а вот когда пацаны 9-10-ти лет в окошко женской бани подсматривали, это как понимать — «любознательность» или «активное и заинтересованное познание мира»? А вдруг это проявление «готовности и способности к саморазвитию» или естественных «эстетических потребностей»? Вспомнилось, как моих дворовых друзей в 60-е годы прошлого века предки свирепо выпороли за эту самую эстетику. Выходит, зря пороли? Невежды! Им не дано было понять подлинную мотивацию своих чад. Эх не в то время пацаны родились!
И, наконец, переходим к «результатам освоения программы начального образования». В результате такового «освоения» у детишек, вроде, должны сформироваться:
1) основы российской гражданской идентичности, чувство гордости\стыда за свою Родину, российский народ и историю России, осознание своей этнической и национальной принадлежности;
2) ценности многонационального российского общества;
3) гуманистические и демократические ценности;
4) целостный, социально ориентированный взгляд на мир в его органичном единстве и разнообразии природы, народов, культур и религий;
5) уважительное отношение к иному мнению, истории и культуре других народов;
6) начальные навыки адаптации в динамично развивающемся мире...»
И опять у меня вопросы: какие чувства — «гордости» или «стыда» «за свою Родину» — должны переживать в результате воспитания в российской школе ее выпускники, если олигархическая держава пошлет их, снабдив аттестатами и автоматами, в какой-нибудь новый Донбасс или Чечню? Какие конкретно «ценности многонационального российского общества» подвигнут молодых россиян убивать «тупых хохлов», воюющих на своей земле «за интересы Фашингтона»? Куда они тогда денут воспитанное школой «уважительное отношение к иному мнению, истории и культуре других народов»? И какими конкретно — «гуманистическими» или все-таки «демократическими» ценностями — утешатся и оправдают свои подвиги выпускники казенной школы, потерявшие в таких войнах здоровье, жизни, родных и близких? Как бы их пощупать эти ценности? Как отведать на вкус? И не стошнит ли от их кровавого привкуса психически нормального человека, не искалеченного казенным просвещением?
Но хватит толковать о стандартах воспитанности. С ними, вроде, все уже ясно. А как обстоят дела со стандартами обученности?
Взглянем на прежние «умения и навыки», именуемые нынче по-заморски заумно — «метапредметными результатами освоения программы начального образования».
Первым делом рыцари Болонского ордена обещают здесь выработать у детишек «способность принимать и сохранять цели и задачи учебной деятельности» и умение «искать средства ее осуществления». Но непонятно, как судить: выполнили они свое обещание или нет? Каковы признаки такой «способности» и такого «умения»? А еще хочется знать: какова степень сложности целей и задач учебной деятельности в начальной школе? Посильны ли они? И в каких единицах такие степени измеряются?
Следующее обещание — научить решать «проблемы творческого и поискового характера».
Интересно: творческие проблемы и поисковые проблемы — это одно и то же, но разными словами? Или это все-таки разные вещи? И как проверить: способен к таким действиям выпускник начальной школы или нет? А заодно, кстати, и полезно понимать степень сложности и направленности «творчества» и «поиска». Ведь поиск пустой тары из-под алкоголя или сигаретных «бычков» по своему глагольному существу это все тот же «поиск», что и поиск пи-мезонов или Лох-Несского чудовища. Так каким же «поиском» овладеют ученики российских начальных школ на первой стадии своего в них пребывания?
А как отличить «начальные формы познавательной и личностной рефлексии» от промежуточных, конечных или высших? И какая разница между этими рефлексиями?
И как определить: какими «знаково-символическими средствами» пользуются учащиеся 4-х классов для «представления информации», создавая, в поте лица, «модели изучаемых объектов и процессов, схемы решения учебных и практических задач» и каковы признаки овладения ими искусством (или все-таки технологиями?) манипуляции загадочными «знаково-символическими средствами»?
Авторы министерских стандартов еще много чему наобещали обучить школьников. Например:
- «навыкам смыслового чтения текстов различных стилей и жанров;
- построению речевого высказывания в соответствии с задачами коммуникации и составлению текстов в устной и письменной формах;
- логическим действиям: сравнения, анализа, синтеза, обобщения, классификации по родовидовым признакам, установлению аналогий, установлению причинно-следственных связей, построению рассуждений, отнесению к известным понятиям;
- способности слушать собеседника и вести диалог: признанию различных точек зрения и права каждого иметь свою и излагать свое мнение и аргументировать свою точку зрения и оценку событий;
определению общей цели и путей ее достижения;
- распределять функции и роли и взаимно контролировать совместную деятельность;
- адекватно оценивать собственное поведение и поведение окружающих;
- конструктивно разрешать конфликты посредством учета интересов сторон и сотрудничества;
- познать начальные сведения (чем отличаются от конечных?) о сущности и особенностях объектов, процессов и явлений действительности (природных, социальных, культурных, технических и др.) в соответствии с содержанием конкретного учебного предмета;
- овладеть базовыми предметными и межпредметными понятиями, отражающими существенные связи и отношения между объектами и процессами...»
Один только этот список внушает уважение, если не зависть. Эх, не довелось мне самому поучиться в такой школе! Неужели в ближайшее время этот энциклопедический проект превратит Россию в страну юных философов, ювенильных ученых, дипломатов и универсальных организаторов производства? Страшно даже подумать какими станут выпускники ТАКОЙ начальной школы, отучившись в эдакой парадигме еще лет семь-восемь и получив аттестат об окончании средней школы. И найдется ли на Святой Руси такой вуз, где им будет не скучно учиться дальше? Да и чему там уже можно будет учиться? Хватит ли для них всех мест в сколковых и кремниевых долинах?
Но лавину моего восторга одним махом обрушивают три подленьких вопроса, выползающих вдруг из недр моего скептического сознания:
ГДЕ КРИТЕРИИ ДОСТИЖЕНИЯ ВСЕХ ЭТИХ ЦЕЛЕЙ?
ГДЕ ЕДИНИЦЫ ИЗМЕРЕНИЯ УСПЕХОВ?
КАК СРАВНИТЬ И В КАКИХ ТЕРМИНАХ ОПИСАТЬ СОСТОЯНИЕ СУБЪЕКТА — КАЖДОГО КОНКРЕТНОГО УЧЕНИКА — «НА ВХОДЕ» В УЧЕБНЫЙ ПРОЦЕСС И «НА ВЫХОДЕ» ИЗ НЕГО?
И эти вопросы остаются без ответа.
Причем нет признаков, что Авторы госстандартов вообще задумывались о таких очевидных и естественных вещах. Похоже, действовали они по алгоритму, описанному в пословице: «Наше дело петушиное — прокукарекал, а там хоть и не рассветай!» Ну вот они и кукарекают — как хотят и когда хотят. Безотносительно к тому: рассвет на дворе или закат или вовсе полночь. У моего друга детства в селе на Херсонщине в начале 60-х прошлого века был в курятнике петух, который ни с того, ни с сего мог заорать среди ночи. Дезориентировал, гад, всю хату. И соседей вдобавок. Бабушка просыпалась и, скрипя суставами, шла корову доить, дед ковылял на протезе в сарай за сетями — на рыбалку. И вдруг оказывалось, что на механическом будильнике всего пол-первого ночи. Поди потом усни! А ведь мог, мерзавец, за ночь и не раз концерт повторить. В бульон отправился солист. К тому же оказалось, что он еще и кур не «топтал».
Может и этих исполнителей из министерства — в бульон? Или они хотя бы кур своих «топчут»?
Однако, прежде чем передать тушки авторов образованческих стандартов из ведомства просвещения в ведомство кулинарии, давайте дадим им последний шанс и посмотрим, как он справились с проектированием так называемых «знаний», что на их «болонском» новоязе звучит, как «Предметные результаты освоения программы начального образования». В переводе на язык нормального человека, воспитанного и обученного советской школой, это означает, что теперь речь пойдет об определении ориентиров и признаков усвоения детишками конкретных учебных предметов.
Филология. Русский язык. Родной язык.
Здесь к концу начальной школы ребенок получит (так нам обещают):
«первоначальные представления о единстве и многообразии языкового и культурного пространства России, о языке как основе национального самосознания».
Спрашивается: где критерии и шкалы измерения интеллекта школьника, позволяющие судить, что обещанное чудо произошло? Чем «первоначальные представления о единстве и многообразии языкового и культурного пространства России» отличаются от не-первоначальных? Значит ли сказанное, что к 11 годам ребенок овладеет пониманием сущности и структуры феномена «национальное сознание»? Поскольку без этой предпосылки невозможно корректно осмыслить феномен «языка, как основы национального сознания».
У него будет сформировано «позитивное отношение к правильной устной и письменной речи как показателям общей культуры и гражданской позиции человека».
А вдруг промахнутся и не справятся? Ведь бывает и так. Как тогда можно будет понять: у каких конкретных школьников «позитивное», а у каких «негативное» «отношение к правильной устной и письменной речи...»?
Похоже, с филологическими стандартами все уже стало ясно. А что там с математикой?
Здесь обещают научить:
- использовать «начальные математические знания» «для описания и объяснения окружающих предметов, процессов, явлений, а также для оценки их количественных и пространственных отношений»;
- «основам логического и алгоритмического мышления, пространственного воображения и математической речи, измерения, пересчета, прикидки и оценки, наглядного представления данных и процессов, записи и выполнения алгоритмов;
- дать «начальный опыт применения математических знаний для решения учебно-познавательных и учебно-практических задач...»
— одним словом, снова голословные красивые обещалки без малейших гарантий их исполнения.
Нет, ребята, этот «петух» годится только для супа. Туда ему и дорога!
А мы с вами покинем сакральное царство просвещенческих шаманов, похерим раз и навсегда все эти оптимистические камлания, не имеющие иной цели, как скрыть от некомпетентного общества катастрофическое состояние отечественной педагогики и отправимся на просторы чистой и бескорыстной психологической науки, где только она и ее законы правят и указывают добросовестным педагогам, что и как им следует делать со своими учениками.
Следующая порция «советов постороннего» будет посвящена нашему психологичекому моделированию личности учащегося ребенка. Мы нарисуем авторскую модель струтуры психики обучающегося ребенка, находящегося в конкретном информационном поле и взаимодействующего с ним по определенным объективным законам, которые нужно и можно знать и учителям, и родителям, и самим детям.

Никита Мирошниченко
22.11.2015
Жуковский

?

Log in

No account? Create an account