Previous Entry Share Next Entry
Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 года
olegchagin
Старая Россия часто представляется нам консервативной и старозаветной страной. Березки, золотые купола, мужики со вшивыми бородами и православные семейные ценности. Наверное, и закон в старую эпоху стоял на защите нравственности? Наверное, закон был суров? Разберемся, как всё было на самом деле. Сразу скажем, что данный пост описывает ситуацию лишь для позднеимперской России — эпохи Александра III и Николая II.

Для начала. Как сегодня относится закон к сексу с детьми по согласию?
Уголовный кодекс РФ предусматривает, при условии совершения их лицом старше 18 лет, следующие преступления:
Половое сношение с лицом в возрасте до 12 лет — квалифицируется только как изнасилование, независимо от мнения и поведения ребенка, лишение свободы от 12 до 20 лет; заметим, что за это преступление ответственность наступает не с 18, а с 14 лет;
Половое сношение с лицом в возрасте от 12 до 14 лет — лишение свободы от 3 до 10 лет.
Половое сношение с лицом в возрасте от 14 до 16 лет — обязательные работы до 480 часов, принудительные работы, либо ограничение свободы, либо лишение свободы до 4 лет.
В 16 лет, то есть до совершеннолетия, в России наступает возраст сексуального согласия.
В общем, мнение законодателя выражено ясно: до 14 лет — непременно в тюрьму, от 14 до 16 — надо разбираться по обстоятельствам, свыше 16 — делай что хочешь.

А как смотрел на это царский закон?
Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 года выделяло следующее преступление:
Растление девицы, не достигшей 14–летнего возраста, по употреблении во зло ея невинности и неведения — лишение всех прав состояния и от 4 до 10 лет каторги.

И это было всё! Таким образом, возраст сексуального согласия для девочек составлял в России 14 лет.
Дальше хуже.
Тонкость состояла в определении невинности и неведения (заметим, что закон употребляет "и", а не "или", то есть невинность и неведение должны иметь место одновременно).
Что имел в виду законодатель? Невинность — это девственность, или нет? На помощь, как всегда, пришла кассационная практика Уголовного кассационного департамента Сената. Сенат принял такую позицию, что ребенок до 10 лет обладает "неведением" по умолчанию. Значило ли это, что сам факт полового сношения должен приводить к осуждению? Отнюдь нет, это значило лишь то, что судья обязан поставить вопрос о "неведении" перед присяжными. В возрасте же жертвы от 10 до 14 лет обвиняемый мог, напротив, и сам доказывать отсутствие невинности и неведения. В реальной судебной практике суд отказывался от обвинения, если жертва сама заявляла, что до полового акта четко осознавала, в чем состоят сексуальные отношения. Если же жертва настаивала на обвинении, но обвиняемый мог доказать, что она ранее имела половые сношения с другим лицом, шансы на получение обвинительного вердикта присяжных были близки к нулю.
Да, вы всё правильно поняли!!! В царской России можно было совершенно легально совокупляться с 10–летними девочками в борделе, не страшась уголовного преследования.
И при этом, чтобы добавить в Уголовный кодекс абсурдности, обольщение взрослой женщины через обещание жениться и последующий отказ от такого обещания наказывались реальным сроком, от 16 месяцев до 2 лет тюрьмы. Правда, признаемся, в реальной практике это наказание практически не применяли.

А что с мальчиками?
А что тем временем происходило с лицами, совокупляющимися с несовершеннолетними мальчиками? Тут всё было посерьезней. Для начала, закон рассматривал гомосексуализм не как преступление против личности, а как преступление против общественной нравственности. Следовательно, начатое дело нельзя было прекратить за примирением сторон. Из тех же самых соображений наличие или отсутствие согласия не влияло на наказание. В любом случае, сексуальный акт с малолетним (то есть мальчиком до 18 лет) наказывался одинаково — лишением всех прав состояния и каторгой от 12 до 15 лет. Что же происходило, если жертва заявляла о своем согласии? Если ей было более 14 лет, суд ставил перед присяжными вопрос о действиях жертвы с разумением, и при положительном вердикте ее ожидало заключение в исправительном отделении на срок от 4 до 5 лет, как и всякого лица, добровольно участвующего в гомосексуальном половом акте. Разумеется, никто таких заявлений и не делал — адвокаты в старой России были хорошие.
И, наконец, судебная практика подводила под статью о мужеложстве и всякий случай орального и анального секса по согласию между соверешеннолетними мужчиной и женщиной! Даже между супругами!!! О таком ревнители православного благочестия сейчас и не мечтают.
Справедливости ради скажем, что статья о мужеложстве была противна и судьям, и прокурорам. На самом деле статья не работала, в год по ней обычно был менее 10 приговоров. Из этого можно сделать вывод, что желающие совокупляться с мальчиками на свою удачу подпали под общее мягкое мягкое отношение судебной системы к гомосексуалистам и в действительности избегали ответственности.

А что происходило с женщинами, совокупляющимися с несовершеннолетними мальчиками? Ничего.
Они не подлежали уголовной ответственности. Какой контраст с новейшими тяжкими приговорами злосчастным американским учительницам!

1903 год. Закон меняется.
Все хорошо понимали, что уголовный закон 1885 получился каким–то чудным и кривобоким, и во многих зонах, в особенности по части половых преступлений, его нормы явно несправедливы. В 1903 году было принято Уголовное уложение, отражавшее изменившееся к тому моменту правосознание.
За половое сношение с девочкой до 14 лет теперь полагалось заключение в исправительном доме на срок от 1 до 3 лет;
За половое сношение с девочкой от 14 до 16 лет со всё тем же "употреблением во зло невинности и неведения" теперь полагалось от 2 недель до 1 года тюрьмы или от 1 года до 3 лет исправительного дома;
За половое сношение с мальчиком до 14 лет полагалось от 5 до 8 лет каторги;
За половое сношение с мальчиком от 14 до 16 лет со всё тем же "употреблением во зло невинности и неведения" теперь полагалось от 2 недель до 1 года тюрьмы или от 1 года до 3 лет исправительного дома.
Для справки, общее наказание за гомосексуальный половой акт смягчили, теперь это было тюремное заключение от 3 месяцев до 1 года.
Разумеется, новое уголовное уложение представляло собой определенный прогресс. Теперь бордели могли легально нанимать 14–летних девочек, а не 10–летних, как то было ранее.
Закон был очень запутанным, так как попытался различить "половое сношение", "любодеяние" и "любострастное действие". Заметим, что сложная задача определения трех юридических степеней сексуальных контактов требовала создания большой прецедентной практики, учитывая наивность присяжных и ловкость адвокатов, характерную для той эпохи.

Но, увы, чуда не произошло — бюрократия убоялась вводить в действие новое Уголовное уложение, хотя оно было уже утверждено царем и опубликовано. Точнее, ввели в действие только часть, относящуюся к государственным, политическим и должностным преступлениям. А в части половых преступлений до самой революции продолжал действовать старый закон.
Так, до самой революции, сексуальные услуги детей продолжали предлагаться совершенно легально и открыто. В газетах можно было встретить объявления о том, что "10–летняя девочка, невинная, красивая и ухоженная, ищет работу по стирке и глажке белья; обращаться к тете".
И всякий читатель отлично понимал, что это за девочка и что за тётя.

http://library6.com/8569/item/501449

?

Log in

No account? Create an account