Previous Entry Share Next Entry
Всеобщая воинская повинность и призыв по жеребьевке
olegchagin
С 1874 года в России была введена всеобщая воинская повинность. Повинность состояла не в том, что всякий был обязан отслужить в армии. Армия нуждалась приблизительно в трети молодых людей, достигавших призывного возраста (20 лет). Все подданные были повинны лишь явится на призывной участок. Все призывники, имевшие безусловное право на отсрочку по учебе, семейным обстоятельствам и т.д., должны были заявить об этом заблаговременно и к призыву не являлись. Оставшаяся масса призывников подвергалась жеребьевке.

Общий план призыва на основании статистико–демографических данных распределялся на губернии, а внутри губерний — на призывные участки, почти всегда совпадавшие с уездами. Таким образом, каждый призывной участок получал свою фиксированную квоту призыва, которая не изменялась в зависимости от того, сколько на данном участке окажется больных и льготников.

Призывники могли иметь отсрочки от призыва и льготы. Отсрочки в какой–то момент заканчивались, и молодой человек попадал в общий пул призывников. Льгота предоставлялась однократно — те, кто не был призван по льготе в призыв своего года рождения, перечислялся в запас и навсегда освобождался от призыва. Даже если обстоятельства, дающие льготу, прекращались (например, у единственного трудоспособного сына умерли родители), призывник, однажды зачисленный в запас, уже более не подлежал призыву.

Лица, имевшие право на отсрочку (кроме учащихся), и льготники первого разряда (см. далее) должны были оформить свои документы до начала общего призыва. Все остальные — призывники без всяких льгот, льготники второго и третьего разряда (см. далее), учащиеся с правом на отсрочку — обязаны были явится на призывной участок одномоментно и подвергнуться общей жеребьевке.

В ящик клали жребии — пронумерованные и сложенные полоски картона, каждый призывник вытаскивал свой номер. После окончания жеребьевки призывников подвергали медицинскому освидетельствованию. Вначале в порядке вытащенных номеров свидетельствовали призывников, не имевших никаких льгот, и имевших отсрочку по учебе. Здоровых призывников отправляли в войска, больных либо освобождали от службы навсегда, либо давали отсрочку для выздоровления, либо направляли на дальнейшее освидетельствование. Учащихся не направляли войска немедленно, а обязывали явиться для прохождения службы после завершения учебы. Если квота заполнялась, оставшиеся обладатели жребия уже не подвергались освидетельствованию, а просто зачислялись в запас, что навсегда освобождало их от дальнейшего призыва. Если квота не была заполнена, то на освидетельствование в порядке номеров жребиев вызывали льготников третьего разряда, если и они не могли заполнить квоту — льготников второго разряда.

Система была не слишком справедливой — процент больных и льготников по разным участкам колебался, так что одновременно на одних участках от призыва освобождали часть безльготных призывников, а на других призывали льготников. В 1912 году систему переработали — твердую квоту для призывных участков отменили, в войска и в запас сразу после жеребьевки зачисляли только часть призыников, а из всех остальных создавали запас жеребьевых. После окончания призыва подводились общие итоги, и, в зависимости от недобора, определялось, из какой процент и из какой категории (безльготной или льготной) жеребьевые запасные будут приняты на службу. По участкам рассылалось одинаковое для всей страны указание, например "второй разряд льготных не призывать, из третьего разряда призвать 20%", и соответствующий процент призывников определенной категории призывался в порядке номеров жребьев.
Кого не призывали в армию. Освобождение от призыва по местности проживания и национальности.

Призыву в армию не подлежали:
— Все жители Камчатской и Сахалинской губерний, а также жители наиболее отдаленных частей Якутской, Енисейской, Томской и Тобольской губерний.
— Все инородцы Сибири, исключая корейцев Приморских и Амурской областей;
— Самоеды Печорского и Мезенского уездов Архангельской губернии (в эту группу попадала значительская часть финно–угорских народов Севера)
— Инородцы Астраханской губернии (это были киргизы и калмыки);
— Все жители Туркестанского края (в том числе и русское) и инородцы Акмолинской, Семипалатинской, Семиреченской, Уральской и Тургайской областей — то есть все народы Средней Азии;
— Мусульманское население Терской, Кубанской, Ставропольской областей и Закавказья (кроме осетин–мусульман) и абхазы–христиане Сухумской области — в эту категорию попадали будущие азербайджанцы (на тот момент официально именовавшиеся татарами) и многочисленные горские мусульманские народы Кавказа.
— Инородцы Закаспийской области
— Все население Финляндии.

С финляндцев и мусульман Кавказского края взымался небольшой денежный сбор, компенсировавший освобождение от призыва; с финляндцев как общенациональный налог, с жителей Кавказа — как индивидуальный сбор. Всем остальным освобождение от воинской повинности досталось бесплатно.

Нетрудно догадаться, что русских (да и вообще христиан любой деноминации) не призывали из тех мест, куда было чрезвычайно тяжело добраться (Сахалин и т.п.), а также оттуда, где они составляли необходимое для поддержания государственной власти немногочисленное городское население (Туркестан). Там же, где русские образовывали островки сплошь русского населения среди кочевых или недавно кочевых народов (Степной край), они подлежали призыву.

Народы, мало знакомые с русской культурой и практически не говорящие по–русски, были освобождены от призыва в абсолютном большинстве — армии казалось слишком хлопотным обучать их языку. Те же народы, среди которых знание русского языка было распространено, а культура более или менее слилась с русской (например, татары и финно–угорские народы Поволжья), подлежали призыву независимо от религии и национальности.

Кого не призывали в армию. Освобождение от призыва и льготы по семейным обстоятельствам.

Вообще не подлежали призыву (если только затем не изменятся семейные обстоятельства) и не являлись к общей жеребьевке на призывные участки льготные первого разряда, к которым относились единственные сыновья и единственные кормильцы в семье, а именно:
— единственные сыновья в семье;
— единственные трудоспособные братья–сироты при других нетрудоспособных братьях, единственные трудоспособные братья при нетрудоспособном отце, а также при вдовой матери;
— единственные трудоспособные внуки при дедах и бабках, у которых нет других трудоспособных потомков;
— единственные трудоспособные внебрачные сыновья у незамужних матерей.

Следующие два разряда призывников имели условную льготу и подлежали общей жеребьевке с безльготными. Их могли призвать в армию, но в последнюю очередь по отношению к безльготным (см. выше).

Второй разряд льготных состоял из единственных трудоспособных сыновей при трудоспособном отце;
Третий разряд льготных состоял из тех, у кого ближайший старший брат находится на военной службе либо умер на службе.

К началу 1910–х годов старое разделение на разряды начало терять смысл — армия готовилась к войне, призывы увеличились до 450 тыс. человек в год (около трети возрастной когорты), и третий разряд льготных стал попадать в войска поголовно. С 1913 года, по новому закону о призыве, категории были переопределены. Льготных по семейному положению вместо трех разрядов разделили на четыре, разнесли в разные разряды единственных трудоспособных сыновей с пожилыми (старше 55 лет) и молодыми отцами, ввели в младший разряд всех тех, у кого брат в будущем году достигнет 17–летия либо вернется с военной службы.

Кого не призывали в армию. Освобождения и отсрочки по служебному положению и образованию.

Отсрочки по социальным причинам были достаточно разнообразны:
— Двухлетнюю отсрочку для устройства дел получали лица, управляющие любого рода собственными бизнесами;
— Трехлетнюю отсрочку получали крестьяне–переселенцы;
— Все учащиеся в средних и высших учебных заведениях призывались в общем порядке, проходили жеребьевку, но в случае выпадения призывного жребия их не отправляли в войска, а предоставляли отсрочку до окончания учебного курса (но не более чем до 24 и 28 лет соответственно);

Вообще не подлежали призыву:
— Священнослужители всех христианских исповеданий;
— Православные псаломщики;
— Мусульманские духовные лица высших званий;
— Преподаватели высших учебных заведений.

Особые ситуации: вольноопределяющиеся и казаки.
Для двух групп лиц было сделано существенные исключения.

Лица, имевшие определенный уровень образования (от 6 классов гимназии) могли до начала общего призыва заявить о желании поступить в вольноопределяющиеся. Вольноопределяющиеся отказывались от шанса вытащить непризывный жребий, но за это получали некоторые льготы: срок службы для них был короче, они могли сами выбрать воинскую часть, в которой желали служить, их освобождали от хозяйственных работ, они имели право жить не в казарме, а на съемной квартире. Вольноопределяющиеся были нижними чинами, но имели отличительный знак — трехцветный шнур вокруг погон. Хотя это не требовалось по уставу, офицеры обычно обращались к ним на "вы". Вольноопределяющиеся получали право сдать во время службы офицерский экзамен (соответствующий курсам специальных военных дисциплин военного училища), и если им удавалось это сделать, по окончании срока службы они перечислялись в запас с чином прапорщика.

Казаки компактно проживали на территориях казачьих войск и составляли отдельное сословие. Хотя их тоже призывали на действительную службу отнюдь не поголовно, но пропорция призванных / зачисляемых в запас для казаков всегда устанавливалась значительно более высокой. Жеребьевки у казаков не было, назначение на службу либо оставление на льготе производилось по указанию военного начальства. Состояние в запасе армии для казаков имело иное значение. Если в обычной армии части ополчения (дружины) были кадрированными (состояли только из небольшого количества офицеров) и в редчайших случаях использовались для организации учебных сборов для запасников, то льготные полки у казаков были скорее действующими войсковыми частями пониженной мобилизационной готовности. Соответственно, казаки, состоящие на льготе (как после действительной службы, так и взамен ее), имели униформу, коня и оружие, достаточно часто участвовали в учениях, а их передвижения (и тем более возможность переселиться в другую местность) были ограничены.

?

Log in

No account? Create an account